ommod (ommod) wrote,
ommod
ommod

негатив

Я не могу про политику, если про нее, то сразу становлюсь:

а) мизантропом,

б) меланхоликом.

 Не смотрю телевизор, не читаю газет, не слушаю радио – разве что музыку. Доступ во внешний мир к новостям – через журнал.  Во френдленте обсуждались комменты, капча к ним, запрет от нефрендов. Начиталась – в итоге капча случилась в мозгах – прежде, чем написать сто раз подумаю – а надо ли? Весенняя пора, «социофреническая», настала для меня.

Пребываю в больших сомнениях, стоит ли затрагивать больную тему.

 

До недавнего времени думала так: если работаешь, не имеешь вредных привычек, пагубных пристрастий, то проблемы «большого» мира не затронут тебя. Я не рассчитываю на бесплатную медицину, образование и пенсию. Качественные недостающие составляющие можно докупить. Иными словами – меня ваше общественное мироустройство не касается.

Однако жизнь стучится к тебе в дверь, проникает в поры. Это не только бомжи, угольно-черный снег вперемешку с грязными, бездонными лужами – которые мы наблюдаем в относительно благополучной столице.

Деревенская жизнь в этом смысле – наивнее и куда беспощаднее.

В соседнем поселении за оврагом – три дома. Два брата проживали в одном из них. Боря и Вадя. Вадя – сокращенное от Володя. Боря – благообразный, с культурной речью. Говорят, был женат и имел двоих сыновей.  Летом они пропадали на огороде наших соседей, помогали им. За это им наливали, кормили, платили. Лето – время сытое. Лисички принимают в соседнем Сугоново, в магазине. Дачники покупают землянику. 3-х литровая банка – 500 рублей. Молодые матери-одиночки пропадают в полях целыми днями – потом закупают на зиму мешками – песок и крупы.

У Вади начинались проблемы – «денег много», его подорванный алкоголем организм – не мог справиться с повышенными дозами, которые временно можно себе позволить.

Он и не помнил когда навернулся – сломал левую руку. Она неправильно срасталась. Собрался в больницу. Спутник его не узнал, когда тот явился трезвый, чистый и бритый. Был снабжен проездными, ушел на автобус и …пропал на 3 дня. Вернулся без гипса – весь опухший. В больнице его не приняли – паспорт потерял он еще давно. Рука болтается – сохнет.

Через год сильно сдал старший брат. Уже не работал совсем. Паралич разбил. Через 3 дня умер. Местная Баба Клава рассказывала – Боря поделился, если обезножу, то терпеть не стану, припрятал отраву крысиную. Хоронили за счет сельсовета. Про могилу ничего не известно.

Вадя остался один с сухой рукой. Генетически порядочный. Чужого не возьмет. Долги возвращает.

В прошлую зиму, пока он был на работе (на овощехранилище – картошку перебирал) дом сгорел от старой проводки. Пожарные не то, что не приезжают – им даже не звонят. Спасение умирающих – дело рук самих умирающих.

90-летняя Клава сама добирается в больницу в райцентр на автобусе, в селе – только фельдшер. «Скорая помощь» понятие умозрительное из телевизора…

Этой зимой Вадю спас сосед. Подобрал в сугробе засыпающего, оттащил к подруге Вадиной в тепло. Вызвали докторов. Приехали и даже забрали. Пальцы на здоровой руке побелели, говорили, нужна ампутация. Вадя бросался на соседа. «Зачем ты меня спас? Куда я без руки?» Продолжение, наверное, следует…вполне предсказуемое.

Можно сказать – сами виноваты, раз ТАК живут.

Как живут – сами виноваты, но разве виноваты в том – КАК умирают?

Пока мы живы, относительно здоровы и успешны – нас не касается, а что потом…

 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments