ommod (ommod) wrote,
ommod
ommod

О тщеславии, женской литературе и совпадениях…

Эта история получила начало год назад.

 

У нас появились друзья из новейшей истории. Довольно широкий круг моих знакомых образован несколькими слоями жизни. Первый слой – подруги-одноклассницы со своими мужьями, второй образуют однокурсницы, третий – соседки по тбилисской однокомнатной квартире, к тому же периоду относятся знакомые по дельтаклубу, т.е третий образован после моего замужества.

В «московский» период возникали связи довольно близкие, приятельские, но непрочные. Работа сводила меня с приятными людьми на год-другой, а потом после смены служебного места плавно разводила.

После обретения «нового» домашнего очага в Калужской области мы были вовлечены в круг лиц, знакомых между собой не одно десятилетие, и «пришлись ко двору», что с удивлением отмечено было не только нами, но и новыми друзьями. Объединили нас не только дачные интересы, но и общие дачные посиделки, поездки. Общение не ограничилось «географией» деревенского проживания, а продвинулось вширь и вглубь.

   

  В частности дорога из Москвы и обратно предполагает кооперацию в транспортной сфере. Прошлым летом я ехала в деревню в машине Профессора. Его жена Инна (с которой мы ездили в апреле в Тбилиси) дремала на заднем сидении, а мы вели «светский» разговор про писателей и книги. Мои любимые Рубина и Улицкая. Самые сильные произведения их (на мой взгляд) «На светлой стороне улицы» и «Даниель Штайн, переводчик». Профессор не читал ни одну, ни другую. Читал только переписку Улицкой и Ходорковского.  На мои горячие ратования Профессор заметил, что эти писатели - женщины, а значит….И еще он упомянул, о том, что Улицкая подруга Успенского, а его мнению он доверяет, так вот Успенский ни разу не порекомендовал ее непременно читать. Я и раньше слышала от него фамилию Успенский. Успенский то, Успенский се..,но, только после связки Успенский-Улицкая, эта персона накрепко засела у меня в голове…

Я дала почитать книгу «На светлой стороне…» Профессору. А сама стала целенаправленно перешла на писателей-мужчин. Маканин, Иличевский. Ну и что, талантливо, но особенных признаков «мужской» литературы я не нашла у них. Пелевина я читала давно, не понравился, Минаев оттолкнул, впрочем Минаева можно противопоставить Робски, оба они - не литераторы. Область намеренно ограничена  современниками, пишущими на русском.

Прошло много месяцев. Профессор за неимением лучшего взял мою книгу в самолет, вчитался и не смог оторваться. Выразил мне благодарность за рекомендацию, но отметил, что все же есть в этом романе «чисто женские штучки». - Какие????

 Все герои мужчины излишне идеальны, чересчур хороши, а потому не жизненны.      

Другой, мною уважаемый, человек ответил на мой вопрос о разделении литературы на женскую и мужскую так:

…..нет женщин-рассказчиц. В смысле - более-менее значимых (ну, с поправкой на Петрушевскую, может быть. У Токаревой, всё же, не совсем рассказы). Все рассказчики - мужчины. Дамы пишут более объёмные вещи, у них мысль в десять-пятнадцать тысяч знаков не укладывается, как правило. В этом смысле женская проза - есть.

 

    К сегодняшнему дню у меня сложилось мнение о признаках типичной «мужской» литературы. На мой взгляд, мужчины хорошо пишут о войне, оружии. Из недостатков – излишняя жестокость к героям. Что, собственно, и привлекает к таким писателям сугубо  мужскую аудиторию.

 

Теперь о совпадениях.

Я регулярно читаю greenarine, ее нельзя не читать, не любить. У нее была ссылка на  doctor-alik. Его дневник меня заворожил и заставил погрузиться с головой на неделю. Я всегда любила мемуары. И промежуток 50-е – конец 70-х. Чудный язык, чудный культурный пласт, квартирники, Коктебель. Автор - тонкий, деликатный, добрый человек.

Мемуары в мемуарах – воспоминания студентки ОСИПЛ – Татьяны Кобзаревой. И вот, я с удивлением обнаруживаю у нее имя В.А. Успенского. Все сходится Успенский – математик  с обширным кругом учеников – филологов. Я понимаю, что человек из мемуаров и близкий друг и учитель Профессора одно и то же лицо.

     Буквально в последние две недели отпуска, проведенные мною на даче, Профессор с семьей приезжает к нам на чай и привозит Успенского!!!  Ему 80. Какой он уникальный и какое мы получили удовольствие от общения с ним, писать, наверное, излишне.

На прощанье я не удержалась и рассказала ему, что читала о нем. Он заинтересовался, о чем именно, я объяснила, и Успенский попросил ссылку себе на почту.

   С Владимиром Андреевичем мы пересеклись в гостях еще пару раз, и он каждый раз спрашивал, не забыла ли я выслать ему на почту ссылку на отрывки. Я говорила, что обязательно вышлю, но прочитать он их смог бы только в Москве.
Наконец, желая сделать ему приятное, я привезла компьютер с модемом в тот дом, в котором он гостил и таки открыла мемуары. Он был очень взволнован, бегло прочел их (без очков!) и погрузился на некоторое время в воспоминания.
Я отметила, что, наверное, ничего нового для него в этих записях нет?, а В.А. сказал что посмотреть на себя со стороны очень интересно. Приятно то, что читать ему про себя было не противно (т.е. ни грамма нелицеприятного не было).
Потом он загрустил: "Вот 40 лет назад я был другим - не таким толстым, не склеротиком, видели бы Вы меня тогда", на что я ему ответила, что тогда я бы не пережила встречи с ним, а прямо и умерла б на месте от его совершенства)))
В.А. очень сокрушается из-за своей "плохой" памяти. Его "склерозу" остается только завидовать - он часами может цитировать стихи, и прозу, его рассказы и тосты удивительны.

Пишу я об этом не из тщеславия. Такой мотив удерживал меня некоторое время от этой записи. Нет, дело не в факте нашего знакомства со столь великим человеком, а в его обаянии, в способности искренне сделать учтивый комплимент, в его современности, в самоиронии. Таким более всего подходит определение блестящий собеседник!   Вот верите – каждое слово алмаз.

 

Еще о тщеславии. Не в продолжении вроде бы, так.., мысли текли по ходу обдумывания настоящего поста. Друг друзей рассказывал, как приехал в Москву из глубинки. Остановился у дяди. В первый же вечер вышел прогуляться по Москве. Шел по центральным боковым улочкам и вышел к черному ходу Большого Театра. В те дни с официальным визитом Москву посещала принцесса Диана. Она посмотрела спектакль, а потом охрана перекрыла улицу и ее вывели к черному Лендроверу, а тут из неохраняемого переулка выходит на противоположную сторону случайный прохожий и Диана ступив ногой на порог джипа оборачивается и машет ему ручкой. Друг друзей остолбенел, затем улыбнулся и помахал в ответ. Вернулся домой и рассказал дяде. Дядя не поверил, а в вечерних новостях показали этот сюжет. Дядя даже обиделся – столько лет в Москве прожил и ничего, а племянник в первый день и в телевизор попал. Он один период работал в МЧС и вечно с ним истории происходили с участием первых лиц. Я ему верю. Совершенно случайно видела по телеку интервью с ним.

Бывают совпадения и забавные и, порой, судьбоносные!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments