ommod (ommod) wrote,
ommod
ommod

Прадед

Продолжаю выполнять данное себе обещание, неизвестно по какому поводу данное, записать историю моей семьи.
Возникло оно из обрывочных воспоминаний тети, хранительницы нашего архива, или от всеобщего увлечения составлять генеалогические деревья, или... если все мы запишем семейные истории, запечатлим свидетельства, то трудно кому-либо будет эту историю переписать. Не знаю.

Или просто пишется на память детям. Трудно объяснить.

Я все время откладывала историю про Арташеса, надеялась навестить минских родственников. Повседневная карусель не дает возможность вырваться к ним. Слишком это большая роскошь - совершать путешествия в поисках достоверных подробностей.
С течением времени я рискую растерять те, что добыла, потому пишу "как есть" - не полно.

       Арташес Томасович Парсаданян.
       Место рождения предположительно Мегри (Армения), дата рождения - неизвестна. Взрослым он перехал в Среднюю Азию в г. Мерв. Позже к нему переехала мать. Ее звали Воски (пер. - золото). Отец его к тому времени уже умер.
Арташес работал приказчиком в скобяном магазине у родственников.
Родной брат уговорил его на паях открыть собственный железно-скобяной магазин.

Дело давало возможность достойно содержать семью, иметь прислугу.
После революции, во времена НЭПа, магазин не противоречил общему укладу. Но к концу 20-х годов предпринимательство стало преследоваться. Тот же брат, уговоривший Арташеса начать дело, стал уговаривать его сворачиваться. Арташес наивно полагал, что ничем предосудительным он не занимается. Брат забрал свою долю и успел уехать.



На фото слева направо: б. Воски, старший сын Томас, Тамара (моя бабушка) на руках у Арташеса, Мария Давыдовна.
Фото еще дореволюционное. Прадед был высок, стороен, сероглаз.
На поздних фото, 27-28 гг - это совсем другой человек. Усталый, озабоченный взгляд.
Он все же догадывался, я думаю,  о том, что его ждет. Старших детей успел отправить в Москву и устроить.
В 30 году Арташеса посадили.
Его дочь Флору в тутже исключили из школы. Доучиваться ей пришлось в Самарканде у дяди.
Известие о смерти Арташеса пришло в 36-м году. Моя бабушка уже была замужем и кормила в тот момент мою маму. Кормила кашей и плакала.
Скончался он в тюрьме от воспаления легких.

Долгое время этот факт замалчивался. Моя мама узнала о том, что случилось с дедом, будучи взрослой. 
Мамин дядя, Томас, никогда не пытался поступить в высшее учебное заведение, для того чтобы не показывать лишний раз свои анкетные данные. Он успел закончить гимназию. В годы войны, благодаря блестящим способностям, дослужился до полковника.

И вот еще...
Мои родители никогда не вели при мне "взрослые" разговоры. То, что они знали больше, чем преподносила официальная пропаганда, очевидно. Они предпочитали не углубляться в это сами и всячески ограждали нас - детей. Просто из инстинкта самосохранения.
Анекдоты про Чапаева и Леонида Ильича максимум.

Потому я, собственно, и писала френду,  доктору Алику, возвышенно "вы дышали чистым воздухом", и мне, конечно, возразили.

На самом деле мой воздух был куда более душным, никакого дуновения инакомыслия.

Даже когда Солженицинский "Архипелаг" стали издавать официально, я и тогда продолжала быть в заблуждении, что если жить "как все", ничем не выделяться, то репрессии не могли иметь отношения  к истории моей семьи. Полагаю, мое заблуждение было неоригинальным.

Дед моего мужа пропал в 39г. за несколько месяцев до рождения своего сына. Когда я спросила за что?, чем мог провиниться рабочий обувной фабрики? свекор преположил - у него были золотые руки, он шил обувь и одежду частным образом. Пропал он вместе с закадычным другом бесследно. Осталась только размытая маленькая фотография. 
Все.
Tags: дерево
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments